Вверх страницы

Вниз страницы

[OUAT. Post scriptum]

Объявление

.

[OUAT. Post Scriptum]
Фандом: Once upon a time (Однажды в сказке).
Рейтинг игры: R.
Система игры: эпизодическая.

Время в игре:
Сторибрук: с 8-ого по 13-ое ноября 2011.
Зачарованный лес: с 7-ого по 12-ое декабря 1615.

В игру требуются:
Доктор Вэйл, Август Бут, Пейдж, Бременские музыканты, а также персонажи, заявленные в теме.

Администрация:
Mr. Gold (гейм мастер, приём, сюжет), David Nolan (сюжет, антураж), Regina Mills (PR, тех. поддержка).

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » [OUAT. Post scriptum] » [Зов прошлого] » [Inception - Зачарованный Лес]


[Inception - Зачарованный Лес]

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Время действия: июнь 1583 года.
Место действия: Китайская империя, горный перевал, ведущий к не слишком лояльному империи уезду Ки Гонг.
Участники: Mulan, Jefferson.

Некоторым мыслям, чтобы родиться, нужна помощь со стороны.

0

2

Стук копыт, скрежет колёс, тихое ржание коней- привычный шум для того, кто долгое время провел в дороге. Но почему этим утром подобные звуки так гулко отдавались в голове Мулан, резко разрывая тишину вокруг? Возможно, лишь потому, что они словно подчеркивали напряженное молчание, продолжавшееся всю ночь? Девушка обернулась на Ли. Он угрюмо держал коня за поводья. За долгие часы после их ссоры Шенг ни разу не взглянул на нее, ни разу не заговорил. Укол совести коснулся сердца девушки. Вчера вечером они явно наговорили друг другу лишнего. Да, их пара была действительно слишком разная. Словно солнце и вода... Словно противоположные половинки единого целого, Инь и Янь... К черту! Пускай они во многом не схожи, но они любят друг друга. Мулан чувствовала это, ощущала всем сердцем, всей душой то всепоглощающее тёплое чувство, возникающее всякий раз, как она смотрела на него. И девушка знала, что Шенг чувствует то же самое.
Хлестнув поводьями свою верную лошадь, она прямиком направилась к Ли, полная решимости помириться, отправив свою гордость куда подальше. Но ее путь пресекла стрела. Слова прощения так и не сорвались с ее губ, вместо этого адреналин хлынул в кровь, Мулан выхватила меч. Пара секунд- и она готова к сражению. Быстрый, внимательный взгляд, и она увидела принцес . Они далеко, но с ними их верные защитники. Воины защитят девушек. Но где же Шенг? Мулан двинулась в сторону моста, не переставая искать глазами мужчину. Наконец, она увидела его. Ли окружало около четырех разбойников, которые уже успели его ранить, судя по тому, как слабо Шенг держал свой меч. Они медленно, но верно оттесняли его к мосту над ущельем. Быстрая, словно стрела, Мулан мгновенно очутилась позади разбойников, всеми силами стараясь перевести их внимание на себя. И она добилась этого, не учтя при этом, что и ее возможности не безграничны. Бандиты действовали не силой, нет, Мулан знала, как противостоять ей. Они подкрадывались сзади, применяли подлые приемы, которых девушка не ожидала. Пара трюков, и она, как и Ли, очутилась на середине моста, окруженная со всех сторон. Надвигающийся мужчина мрачно ухмылялся, занося свой острый кинжал для удара. Его рука дернулась, Мулан в страхе зажмурилась. Внезапный скрежет стали о сталь заставил ее открыть глаза. Шенг. Ослабший, раненый, он продолжал из последних сил защищать ее. Но разбойнику не составило труда оттолкнуть мужчину, отшвырнув его в противоположную сторону. Меч выпал из рук Ли. Острая сталь мягко прошлась по веревке, служащей связующей для моста, без труда рассекая ее. Дерево под ногами перекосилось, отправив добрую половину разбойников в бездну. Ли отправился бы вслед за ними, если бы не Мулан, каким-то чудом успевшая схватить его за руку, при этом сама уже болтаясь на оборвавшейся веревке. Предательский треск, неизбежность в глазах Шенга- и горячие слезы покатились из глаз Мулан.
-Она не выдержит двоих,- девушка не могла смотреть ему в глаза, когда услышала горькую правду. Но Ли позвал ее,- Мулан...Простишь ли ты меня?- увидев согласие в ее глазах, он, не колеблясь, отпустил руку.
Слезы уже градом катились из глаз китаянки, когда она, не отрываясь, смотрела на любимого, летящего в бездну.
-Шенг!- полный боли крик девушки разлетелся по всему ущелью. Как-то она выбралась на землю, нашла принцесс и их верных защитников, всех в полном здравии. По старой привычке она осмотрела местность вокруг, отметив, что угроза миновала. На автомате она разбила лагерь и, дождавшись, когда все уснут, с головой погрузилась в свое горе. Только к утру, заплаканная и обессиленная, она завершила прощальный обряд. Девушка вонзила меч Шенга рядом с местом его гибели, в слезах опустившись на колени рядом с ним.
-Мы исполним волю отца,- раздался девичий голос из-за спины Мулан.
-Да. Так хотел и Шенг, - тусклым голосом ответила принцессе девушка, - Пусть его воля исполнится,- она поднялась на ноги,- Незачем медлить.
Сев на своего верного коня и встретившись взглядом с преданным другом Мушу, Мулан , спустя пару часов, потихоньку начинала приходить в себя.Шли часы, пейзаж вокруг был однообразен, под ногами лишь камни, вдалеке зеленел лес. Но что- то необычное виднелось вдали, словно большая клетка, рядом с которй стояла группа людей. Подъехав на достаточно близкое расстояние, девушка изумленно заметила в клетке человека.

+1

3

Человек в клетке открыл глаза и, заметив поодаль девушку на коне, мрачно, чуть слышно буркнул:
- Явилась...
После чего, не будучи в силах обиженно отвернуться на другой бок, лишь с досадой подергал вверх-вниз связанными запястьями, конец веревки от которых уходил вниз, к хитрому колышку рядом с ногами, к которому Джефферсона привязывали всегда. Клетку собрали уж после, когда стало ясно, что остальную, ушедшую в налет группу надо будет долго и вдумчиво ждать, да и то, собрали больше со скуки, чем по действительной надобности. Грязный Ли, который, пусть и был однофамильцем бравого генерала, но отнюдь не блистал таким же набором хороших качеств, азартно связывал прутья старой тесьмой, не забывая попинывать белого дьявола по животу и по бедрам. На исходе третьего часа Джефф был готов вцепиться в его лодыжку бешеным псом. Останавливал один только запах давно немытого тела и подозрения о количестве болезней, которые от него можно было легко перенять.

Охрана меж тем пока так и не заметила пополнения  в их дружной компании. От небольшого костерка, за которым устроились трое, как у себя дома, отделился высокий и жилистый человек (про таких в Китае многие сразу начинают думать "хороший воин", когда видят их плавные, как у ласки, движения и ленивую грацию существа, которое способно легко убить), несущий в руках самодельную, грубо сделанную плошку.
- Qili! - китайский язык похож на мяуканье весенних котов, но с этим человеком за три дня путешествия у Джефферсона уже отпала охота шутить и дразниться. Китайцы знали, что их пленник не понимал ни слова из их языка, а потому общались с ним кратким набором фраз-команд, поначалу подкрепляя их жестами. Что ж, за три дня бесконечных тычков и вздергиваний за веревку, даже тупое анемичное животное поймет, что это смешное "чи ли" означает команду встать. Джефферсон кинул взгляд охраннику за плечо. Прикинул собственные шансы. Прикинул еще раз. Скривил жалостную физиономию и подрыгал ногой, которую вчера едва не подвернул. Жилистый только усмехнулся, моментально выбрасывая руку между широко расставленных прутьев, и дергая пленника вверх за воротник.
- Chi ba, - жилистый сунул ему в руки горячую плошку с жидкой невкусной похлебкой, которую полагалось есть не то руками, не то выпивая залпом, обжигая язык; постоял рядом еще секунд десять, пока связанный по рукам мужчина в драной одежде тяжело опускался на место, стараясь не расплескать, и лишь потом обернулся, намереваясь вернуться к своим друзьям, но вместо этого заметив гостей.
Краткий окрик разнесся в воздухе, подбросив со своих мест всю команду. Все мужчины были вооружены и руки их легли на рукояти, но жилистый, явно оставшись за главного, пока не подавал знак. Остановившись в нескольких локтях от наездницы, он настороженно поинтересовался:
- Кто будете? - китайский его явственно отдавал южным акцентом.

сноски

команды "встать" и "ешь" соответственно.

+2

4

Напряжение было почти осязаемым. Мужчины, с которыми столкнулся отряд Мулан, не были воинами Императора, значит, они не имели права держать заложника. Официально. Всей душой девушка хотела побольше разузнать о пленнике, да и о всей загадочной группе в целом, но миссия воительницы требовала скрытности. Можно было воспользоваться властью, данной ей Императором, освободить мужчину, дать бой при необходимости. Но за это о путешествии девушки узнает вся округа, а это разбойничий край, можно накликать на себя слишком много проблем.

-Мое имя Ронг. Фа Ронг. А кто вы?- Мулан сделала свой выбор, последовав зову чести, оберегая принцесс, скрывая свое имя. Но это имело свою цену. Теперь у нее нет явного силового преимущества, нет власти.  И разбойники могут с легкостью напасть. Жестом девушка подозвала к себе трех верных друзей, сейчас нужно показать свое превосходство. Увидев сильных, подготовленных воинов за спиной девушки, мужчины приутихли. Хорошие доспехи, умелые движения, уверенность в глазах сыграли свою роль. Преступники реагируют лишь на силу, перед ними ее нужно явно проявить, что она и сделала. Шэнг научил Мулан этому. К горлу подступил ком, боль от потери была еще слишком свежа, но ей нужно было держаться, сейчас не время для слез.

Со стороны клетки донесся скрежет цепей, и девушка потеряла зрительный контакт с главарем банды. Ее  взгляд упал на пленника. Бедняга, выглядел он скверно. Поначалу Мулан была шокирована его внешними видом, не так часто встретишь белого мужчину в ее краях. Она знала, что далеко от родной страны есть и другие, в которых живут люди, почти не похожие на тех, к чьей внешности она привыкла. Девушка знала и о слухах, витающих вокруг чужаков, но все услышанные слова воспринимала как мифы. Что же сделал этот белый мужчина? Сделал ли он что-то? Она должна была узнать.

-Кого вы держите в клетке? Что он сделал?- девушка кивнула в сторону пленника. Краем глаза она видела, что ее верные друзья все еще держат руки вблизи рукоятей своих мечей, всем видом показывая готовность к бою. Хорошо. Так у незнакомцев с меньшей вероятностью возникнет мысль не ответить или напасть. В случае чего ее умелые воины справятся с небольшой бандой. Все же волнение не отступало, заставляя Мулан дышать чаще, выдавая себя. Она не знала, что ожидать от этих мужчин, и это не давало ей покоя.

-Дайте мне поговорить с ним,- вложив в свой голос как можно больше властности, велела Мулан. Она возвышалась над главарем, всем видом показывая, кто здесь главный. Он должен позволить ей это.

+2

5

- Ян Чжэньфэнь, - мужчина осклабился, перекосив улыбку на одну сторону, как делали профессиональные зазывалы и странствующие торговцы чудесами, готовые как продать секунду отвратительного восхищения чужим уродством всего за пяток фэней, так и вогнать в печень фэйцзянь, пока тебя окружает толпа. Все за отдельную плату, никому, конечно, ни слова - все же профессионалы кругом.

Последние, к слову, хоть и поумерили пыл, столкнувшись с холодной готовностью нечаянных визитеров дать им отпор, не потеряли полностью куража; лишь сменили  тактику,  противопоставив кучности посетителей свою раздробленность. Грязный Ли, показательно не уложив руки на пояс, где висел способный отгонять только мелкую шваль, да мух иззубренный кинжал, зашел справа, и лишь типичное положение ладони могло помочь остроглазому наблюдателю предсказать возможность появления чего-либо столь же угрожающего, как вполне достойного вида меч, висящего на поясе китайца, назвавшегося Ян Чжэньфэнем. Третий отошел левее и чуть поодаль, заложив руки за пояс во вроде бы расслабленном жесте, но характерная подобранность человека, готового напасть в любой момент не давала обмануть опытных воинов, вздумай они обратить внимание.

- А-а-а, - Чжэньфэнь пренебрежительно махнул рукой себе за спину и с громким харканьем сплюнул на землю. - Белый дьявол.

Чуть склоненная голова и взгляд исподлобья выдавала крепко привязавшуюся так держаться привычку; мужчина, вновь показав в приветливом оскале окрашенные красным соком бинлана зубы, покачал из стороны в сторону головой, не то чтобы показывая отрицание, но больше высматривая что-то то ли в одежде Фа Ронг, то ли за ее спиной.

- Мы поймали его намного южнее, где он появился - фьююють, - пальцы под свист сложились в щепоть, обрисовав в воздухе не то дымку, не то извив змеиного хвоста, - из ниоткуда с громким хлопком. Глаза горят, зубы оскалены, а шерсть вздыблена и пошла иголками по всему телу, - по мере того, как вынужденный главарь банды загорался своей историей и голос его повышался, Джефферсон все больше кис лицом. Он придирчиво изучил свою физиономию на поверхности жидкой похлебки, подергал жесткую прядь вечно торчащих волос и в конце концов не сдержался, возмущенно, но достаточно тихо воскликнув "эй!", когда Ян Чжэнфэнь начал в красках описывать отвратительный сладко-гнилостный запах, которым веяло от белого дьявола. Амбре от Джефферсона начало исходить только после поимки, да и то исключительно по их, китайской вине.

- За погляд возьму по пять мао с носа, - продравшись через ужас боя, искушение предлагаемыми чудесами и каждодневными ночными кошмарами, насылаемыми демоном, если за ним не следить, в конце концов деловито заключил наемник, уложив руки на пояс, поближе к рукоятке меча и обведя всех посетителей острым взглядом вечной гиены, которая не погнушается взять оплату за вход, а после за выход - в двойном размере. - И не стоит говорить слов благодарности о столь низкой цене: нечасто встретишь в этой местности достаточно любопытного человека, готового рискнуть ради столь судьбоносной встречи. Но осторожнее, - тон его вновь сменился с деловитого, на ядовитый, обволакивающий тон уговоров страшными сказками, - речи его опасны и лживы, он осквернит все, что есть хорошего в ваших душах, и заберет себе все лучшее, что есть в жизни. Свидетелем тому Тунг-Са-О!

Важно закончив речь цитатой и именем из знаменитой легенды, китаец приосанился и, как и оба его напарника, подобрался. Встретившиеся им люди были воинами, что показали сразу, даже мальчишка на коне, чья нежная кожа лица еще не знала ножа; и одно только небо знало, что придет им в голову в следующий момент: забрать приносящую деньги игрушки силой или таки заплатить.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1

6

Наглец. Грязный, высокомерный, неотесанный наглец. Ян Чжэньфэнь не внушал ни страха, ни уважения. Презрительно Мулан обвела взглядом мужчин перед ней. Глупцы, неужто они действительно считают, что смогут одолеть обученных воинов? Она была готова спорить: оружием, предостерегающе поблескивающем на их поясах, они и пользоваться-то толком не умели. Парочка грязных приемчиков – вот и все их невеликое искусство.

Мулан легко спешилась, и едва слышно в ее руках звякнули монеты. Не разрывая зрительного контакта, она подходила ближе и ближе к тому, кто назвался Чжэньфэнем, давя своей твердостью, заставляя неуверенности вспыхнуть в глазах мужчины. Она хотела, чтобы он поверил: его дерзость не осталась незамеченной. Но в полуметре от него она остановилась и протянула ему три небольших монетки. Не стоит марать руки об такую грязь. Не сейчас.

-Должно быть, невероятно сложно поймать белого дьявола, - иронично заметила она.
Ее друзья остались стоять на своих местах, не нападая без приказа, и Мулан, отойдя на шаг от Яна, обернулась и чуть кивнула им, подавая знак. Впрочем, трое воинов и без того предпочли бы остаться возле повозки, держась подальше от белого дьявола, охраняя принцесс.

С интересом и нескрываемым любопытством Мулан подошла к клетке. Дьявол ли был перед ней? О нет. Она знала: его не сковать железными цепями, не запереть в жалкой клетке. Измученный мужчина перед ней был лишь человеком, и не будь Чжэньфэнь столь твердолоб, он бы понял это.

-Здравствуй, - поприветствовала она незнакомца. Он, должно быть, проделал долгий путь, добираясь сюда. Любопытно, что же могло заставить его уйти так далеко от границы?
- Твои почтенные хозяева называют тебя белым дьяволом, - с тенью улыбки обратилась она к мужчине, - они говорят, ты возник из воздуха. Мой народ весьма суеверен, как ты успел заметить, - заметно тише продолжила она, - полагаю, ты понимаешь мой язык, раз уж тебе удалось зайти так далеко. Может, ты поведаешь мне, какая нужда заставила тебя покинуть родные земли и тогда, возможно, я смогу тебе помочь.

Отредактировано Mulan (2014-01-29 20:44:36)

+1

7

- Потеряли двоих, - трагично возвестил Ян Чжэньфень воину в спину, практически тут же сунув в рот одну из монет. Убедившись, что она настоящая, он попробовал на зуб и остальные две, прежде чем задать все тот же нагнетающий тон: не слушайте его и не показывайте ему свою спину.

Джефферсон встретил воина отрепетированным взглядом потухшей надежды, за которым чудится прах и пепел сгоревших прошлого и мечтаний о "жили они долго и счастливо", необязательно даже во множественном числе. Он аккуратно, с отголоском былого чувства собственного достоинства, отставил в сторону миску с похлебкой и провел ладонью, размазывая дорожную пыль, по и без того грязному лицу. Что ж. Хоть какая-то попытка привести себя в порядок перед встречей - уже дань уважения.

Китайский язык - одно сплошное мяу-мяу-йао. Тональности то взлетают вверх, то резко падают, обрубая вниз, где-то звучат достаточно ровно, чтобы тут же упасть в глубокий колодец горла, побултыхаться и вынырнуть обратно в кратчайшие сроки. Звуковой объем, информация двоится, троится, лишается всяких привычных уху ассоциаций, потому что зацепиться за повторяющийся звук с непривычки почти невозможно: мяу-мяу-мяу с разными тональностями и вот ты получил на выходе с десяток разных возможных слов. До этого, во всяком случае, дошел в своих размышлениях Шляпник к этой минуте.

Одно знакомое слово он, впрочем, выловил. Могуэй. Эта труппа бродячих клоунов так его называла тоже. Джефферсон чуть подался назад, отстраняясь и кривя губы, в мгновенной реакции самозащиты. Шляпник играл, как и всегда ,с полной самоотдачей, поверив в сцену и собственную несчастливую звезду; лицо Мулан осветилось тенью улыбки, тональность ее мяу-мяу-мяу - еще более сложная, менее грубая, с вложенным внутрь отношением (как жители этой страны под солнцем только разбирают эти "фантики" смыслов добираясь до сути?!), в котором можно было бы почувствовать шанс, - пленник приоткрыл потрескавшиеся губы, готовясь что-то сказать, но тут же их закусив,  упершись взглядом Мулан за спину, в ту точку пространства, где еще оставался стоять наблюдающий за ними Ян Чжэньфэй, чтобы очень-очень тихо, отчаянно пробормотать:
- Я не говорю по-китайски.

Пробормотать так, что становилось бы сразу ясно: если окажется, что в этой стране никто не желает знать всеобщего языка, то это станет последней каплей.

+1


Вы здесь » [OUAT. Post scriptum] » [Зов прошлого] » [Inception - Зачарованный Лес]